Информация о городе

Страна Израиль
Округ Южный
Основан 1951
Город с 1996
Население 27 000 человек (2017)
Национальный состав евреи - 93%
Часовой пояс UTC+2, летом UTC+3
Телефонный код +972 8
Координаты: 31°3134 с. ш. 34°3538 в. д. / 31.526111° с. ш. 34.593889° в. д. (G) (O) (Я)
Последний выпуск
№21  от 15 Сентября 2017 г.
№ 25 от 15 Сентября 2017 г.
Просмотреть
Архив выпусков
Жители Сдерота и окрестностей продолжат ездить на поезде бесплатно
Концерт кавказской общины в Сдероте.
Альпинисты покачались на самых гигантских качелях. Видео
Население Израиля - 8,081,000 человек
Список "горячих линий"
Полиция – 08-6620444
-------------------------------------------------- "Маген Давид Адом" – 08-8551333
-------------------------------------------------- "горячая линия" муниципалитета – 106, 08-6613110
-------------------------------------------------- Пожарная охрана – 08-6897777
-------------------------------------------------- Центр "Хосен" (помощь людям в стрессовых ситуациях) – 08-6611150, 08-6611140
-------------------------------------------------- Общественный центр психологической помощи – 08-6890602, 08-6612939
-------------------------------------------------- Центр помощи пережившим нервный шок при падении ракет ("нифгей харада") - 08-6849172
-------------------------------------------------- Информационный центр командования тыла – 1207 с любого телефона. -------------------------------------------------- Отдел абсорбции - 08-6620262
Объявления
Бизнесы Сдерота



Компьютерная помощь в Сдероте








«Автосервис» MAOR





Информеры

Еврейские праздники
Реклама
  100


Туризм в Израиле!
Касса BRAVO!
Новости партнеров


Сдерот городской сайт » Асородобрай – забытая фамилия

Асородобрай – забытая фамилия

  • 28-07-2012, 16:14
  • 3825
  • 0
  • ---
Народ, забывший прошлое, не имеет будущего
Асородобрай – забытая фамилия

У меня чудом сохранилась фотография тридцатых годов прошлого века. На ней изображена моя семья, правда, не вся, а только часть: пять моих незамужних теток – Роза, Бася, Мира, Ида и Гита. Слева - я, справа – мой двоюродный брат Гриша. На фото нет ни моей мамы, ни отца – они в то время жили и работали в Запорожье, а мы с братом жили у теток в большом селе Софиевка, где была и железнодорожная станция. Это немного севернее Запорожья. Не попали на фото и Гришины родители, а также дедушка с бабушкой. Как это получилось, я не знаю, как видно на фотографии, я был тогда совсем еще малыш. Но семья наша была большая, двенадцать человек, и всех их объединяла мудреная фамилия – Асородобрай. – (очевидно это ивритские асерет адиброт, десять заповедей по-русски). Прим. редактора.

В Софиевке – ныне Вольнянск – задолго до войны было всего две еврейские семьи – Большеменник и Асородобрай. Фамилии редкие даже для евреев. Наша фамилия давала повод для бесконечных шуток местным острякам, как только они ее не видоизменяли! Нужно сказать, они шутили, но не насмехались. Мои тетки, постепенно выходя замуж, теряли девичью фамилию. Их внуки, приехавшие в Израиль, об этой фамилии уже ничего не знают. И моя мама тоже сменила свою девичью фамилию на папину – Палий. Нависла угроза полного исчезновения Асородобраев.

Но у дяди Мони родился сын Гриша, и появилась надежда на продолжение мужской линии. Затем у Гришиных родителей родился еще один сын - Юра. Погодки, подрастая, мы играли вместе, ходили в клуб, на футбол, увлекались шахматами, вместе ездили в санаторий. Перед войной нам было по двенадцать лет. Гриша уже пробовал петь популярный тогда романс «Когда простым и нежным взором». Вместе с другими ребятами мы маршировали под пионерский барабанный бой, пели бодрые песни и мечтали о светлом коммунистическом будущем.

Вся наша прежняя жизнь рухнула 22 июня 1941 года – началась война. В августе фронт докатился и до Софиевки. Колонны беженцев двинулись на восток. Сверху сыпались бомбы, Мессершмиты пулеметными очередями расстреливали разбегающихся в панике людей. День и ночь гремела артиллерия. Чудным августовским вечером тронулись в путь и мы – на подводах, запряженных лошадьми. Нам повезло - наши две еврейские семьи были даны в нагрузку эвакуирующимся семьям райкомовских работников.

Но Гриша и Юра с нами не поехали, помню только, что Гриша заплакал и убежал. Гришин отец Моня, уезжал с эвакуированным заводом на Урал, а его жена Блюма решила остаться в Софиевке – она родилась и выросла в немецкой колонии. Она знала немецкий язык и считала немцев мирными, культурными и трудолюбивыми людьми. Помнила она и немецкую армию, оккупировавшую Украину в 1918 году. Да ведь и новый дом только что построили… Блюма была редкостной чистюлей, и никого дальше веранды в только что убранные комнаты не пускала. Она была великолепной хозяйкой, а какие непревзойденные борщи с фасолью она варила. Эта еврейская женщина и представить себе не могла, что ее просто так, ни за что могут лишить жизни – вместе с детьми.

Чуда не произошло. Культурная нация, давшая миру множество гениев и талантов, превратилась в свору нацистских зверей. Блюма с моими двоюродными братьями сгинула в запорожском гетто. Погибли и ее родители. В сентябре 1941 года их вместе с другими евреями погнали за город, на расстрел. А дом… в нем устроились на постой немцы, а когда их изгнали, в нем обосновалось какое-то советское учреждение.

Дядя Моня, вернувшийся после войны в Софиевку, долго плакал и горевал, глядя на фотографии детей. Со временем он снова женился, у него родилась дочь. Но и она, выйдя замуж, поменяла свою странную фамилию Асородобрай на более понятную. И этим поставила последнюю точку в фамильной истории Асородобраев.

Исчезла некогда плодоносная ветвь древнего родового дерева. Как-то не хочется верить что навсегда. Сколько лет прошло с тех пор, на дворе двадцать первый век, но не забывается то жуткое время, время Холокоста. Оно в памяти еврейского народа, как страшная незаживающая рана.

Томас Палий, Сдерот.